Ингуна Судраба: "Я не думала быть президентом Латвии, но очень хорошо, что люди мне доверяют"

Фото из личного архива.Ингуна Судраба — в 1994-2003 — заместитель государственного секретаря министерства финансов, с 2004 года — государственный контролёр Латвии.ИА REGNUM: В 2008 году, в д

Фото из личного архива. Фото из личного архива.

Ингуна Судраба — в 1994-2003 — заместитель государственного секретаря министерства финансов, с 2004 года — государственный контролёр Латвии.

ИА REGNUM: В 2008 году, в дни экономического кризиса, соседние с Латвией страны не брали займов в Международном валютном фонде при экономическом кризисе. Стоило ли Латвии его брать тогда?

В 2008 году резко упали доходы бюджета. В то же время в Литве и Эстонии правительство не решало проблему частных банков, а в Латвии то самое решение перенять банк Parex потребовало солидных вложений. Кроме того в Латвии не было никаких накоплений, как у соседей. Латвия бы не выжила в той ситуации с тем спадом доходов. Государственная система такова, что сократить расходы сразу не получается. Например, социальные обязательства невозможно сократить сходу. Но то, что последовало дальше, я подвергаю жёсткой критике.

Нельзя просто сокращать бюджет, руководствуясь математическим подходом. С 2009 года расходы просто сокращались. Однако за эти 2 года правительство не придумало реальной программы действий, сохранив бухгалтерско-математический подход. За 2009 и 2010 год, а теперь и 2011 годы были поставлены цели: уровень дефицита и сумма консолидации. Без экономического и программного подхода нельзя построить что-либо, а тем более говорить об инвестициях.

ИА REGNUM: Есть версия, что часть денег займа просто лежит на счетах, вместо того, чтобы «работать» в качестве инвестиций.

Это связано с тем, о чём я говорю. Если есть программа действий, в которой чётко сказано, чего мы хотим достигнуть, то ясно, что в какой-то период последует отдача и получится профицит в бюджете. Однако же простая трата денег, без инвестиций во что-либо, что даст добавленную стоимость, не приведёт ни к чему, ведь займ надо начинать отдавать. Его можно использовать таким образом, только если есть конкретная программа по доходам от инвестиций из займа. А когда такой программы нет, то действительно лучше их не тратить. И в то же время неправильно, что у правительства нет активной программы по оживлению экономики.

ИА REGNUM: Насколько известно, у принятого бюджета нет каких-то конкретных целей по поддержке доходных проектов или чего ещё, что могло бы дать заработать государству.

Европейские фонды, конечно, требуют выполнения программ, составленных по плану. Но план этот был утверждён в 2006 году, а это была совершенно другая экономическая ситуация. План с тех пор так и не был пересмотрен.

Сейчас совершенно иная ситуация. Теперь средства хаотично выбираются из активов с целью какие бы деньги потратить, но непонятно: куда и зачем. А ведь это реально существующий ресурс для инвестиций у правительства, когда собранны
2cc2
е налоги покрывают лишь ежедневные нужды. Потому фонды — это единственный ресурс, полученный даром. И важно инвестировать так, чтобы была большая отдача. Тем более, что маленькой экономике Латвии нужно искать свою уникальность и думать не только о выживании, а о процветании в дальнейшем.

Конечно, сделаны маленькие шаги, но не очень уверенные. Создана программа помощи безработным, и — да, она нужна, но в таком виде, чтобы помочь людям самим найти работу или открыть собственный бизнес. А в итоге происходит обучение ради обучения или социальные работы, которые тоже однажды заканчиваются. Прекрасно, что есть чистые от снега улицы, но от этого нет ни добавленной стоимости, ни навыков у людей.

ИА REGNUM: Как вы считаете, почему правительство ведёт себя так? На первый взгляд всё просто: найти удачные проекты для инвестиций, чтобы заработать. Возможно, есть какой-то политический мотив в неразумной трате займа?

Я считаю, что здесь несколько проблем: компетенция, знания, опыт и понимание. В Латвии нет видения своей должности, хотя есть понимание общих целей и работы правительства как команды. В целом же это больше система управления страной, разделённая на узкие группировки со своими интересами. В Латвии нет единого выработанного подхода.

А также люди зачастую занимают должности с отсутствием компетенций. И это очень выгодный подход, чтобы потом прятаться за чьей-то спиной и говорить, что так нам диктует МВФ или Еврокомиссия . Это позиция слабых. Человек знающий не станет скрываться за широкой спиной кого-то другого.

Потому задача собрать сегодня около 500 миллионов для консолидации — это размышления о дне сегодняшнем и о грядущих выборах, в то время как политик должен заглядывать на несколько лет вперёд с думами о стране. Среди политиков популярно делать какой-то привлекательный с виду шаг, который приносит благо на короткий срок. А для не очень доброжелательных в глазах общества решений нужна воля и умение разъяснить, почему через какое-то время будут плоды этих решений.

ИА REGNUM: Можно ли назвать это также неопытностью в общении с МВФ и ЕС? Говорят, что когда там, где одни страны борются за свою выгоду, Латвия соглашается на всё.

Для меня ответ один. Когда у политика есть понимание, что нужно для его страны, то будет и чёткая позиция в отношениях с МВФ, Брюсселем и соседними странами. Всегда свои интересы должны ставиться выше общих интересов ЕС. Для этого надо понять: что есть интерес страны? Хотя, конечно, ради согласования надо в чём-то уступать, но так, чтобы и получить благо. А благо — это компромисс, в котором выигрывают обе стороны.

ИА REGNUM: В таком случае, что можно сделать сейчас с этим займом или вернее с его возвратом?

Безусловно, что-то уже пора делать, поскольку отдавать его надо с 2012 года. Естественно, бюджет 2012-го года не будет с профицитом. А значит, надо сокращать свой внешний долг. Это — либо источники рефинансирования, либо договор о продлении сроков выплаты. И думать об этом надо уже сейчас, потом будет слишком поздно.

ИА REGNUM: Но рефинасирование — это ведь другой долг?

К сожалению, я не знаю условий займа, возможно, они слишком жёсткие — без исключений для ситуаций конкретной страны и скидок на её проблемы. Тогда бессмысленно вести переговоры. Если же таких условий нет, то, конечно, легче договориться, даже если произойдёт удорожание ресурсов. Всё равно это будет выгоднее, чем делать займы с каких-то рынков, к примеру, выпуская облигации.

ИА REGNUM: Как бы Вы распорядились тем, что осталось от займа?

Я бы начала с того, что уже есть на бюджете. Надо пересмотреть понимание тех денег, которые уже утверждены. Для меня главное — это обеспечение людей работой. А сначала надо понять, как создать эти рабочие места. Правительство, безусловно, не создаёт компании с рабочими местами, но оно ставит перед собой цели, чтобы эти компании появились. Это проблема работы с инвесторами, так, чтобы сюда переносились те или иные производства. И тогда уже можно обучать необходимую на этих, допустим, производствах рабочую силу, чтобы она соответствовала требованиям. Тогда инвестор будет заинтересован придти на рынок.

Второе — это то, как мы можем поддерживать людей, чтобы они создавали свой бизнес, и как вместе с этим найти экспортные рынки. Ведь внутренний рынок слишком мал для потребления продукции, значит, мы можем выжить за счёт экспорта товаров и услуг.

Если уже у людей будет возможность заработать, то с правительства будет снято напряжение в отношении социальных программ, по которым мы платим пособия. Социальная среда сейчас слишком нездоровая: в Латвии довольно много неполных семей, и не потому что люди в разводе, а потому, что кто-то уезжает на заработки. Думать же надо о том, чтобы люди хотели создавать здесь семьи, а не разбивать их по экономическим причинам.

Латвии нужны крепкие семейные ценности. Семья, состоящая из поколений, семья, в которой дети получат образование здесь и будут видеть будущее здесь, в этой стране. У людей должна быть надежда и перспектива, чтобы оставаться на родине и вить гнёзда на этой земле. Человек с такой надеждой в душе крепчает, и сам становится сильнее…

Нужны условия для того, чтобы люди были заинтересованы здесь бизнес открывать и содержать, а правительство должно всё время заботиться о предпринимателях. Нужно быть в постоянном поиске решений, как это сделать и улучшить среду для бизнеса.

К примеру, сейчас государство стремится к формальному результату. Обучить столько-то людей, стольким-то предприятиям перечислить деньги из еврофондов. Но никто не думает о тех, которые уже работают, и которых тоже надо поддерживать.

ИА REGNUM: Возможно, нужно изменение налоговой политики?

Все обстоятельства должны рассматриваться в совокупности. Мы должны создать условия, при которых мы будем более конкурентоспособны, нежели другие страны. В чём-то должно участвовать и государство — и брать обязательства на себя. Но в чём я согласна, так это в том, что повышение налогов не способствует привлечению инвестиций. И более того, инвесторам нужны чёткие условия игры в этой стране на несколько лет вперёд, которые были бы зафиксированы на долгий период.

ИА REGNUM: Если подытожить, то, возможно, надо в чём-то быть умнее, не идя на поводу у МВФ и ища выгоду, прежде всего для страны?

Мы хозяева в своей стране. Но мы должны знать, чего мы хотим. Конечно, надо привлекать экспертов и консультантов из других стран, но с другой стороны — мы сами хорошо понимаем свою страну и её нужды. Нет такого узкого экономического взгляда, который дал бы верное решение, ведь у любой страны своя история и традиции, а здесь не поможет не один консультант. Мы можем использовать чужой опыт, но принимать решения нам самим.

ИА REGNUM: И чуть более оптимистичная нота. Многие видят вас президентом страны, как Вы сами к этому относитесь?

Я об этом не думала, но это очень хорошо, что люди мне доверяют. Когда я делаю свою работу, я делаю её на 250 процентов и ни о чём постороннем не думаю.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.